Однорукая гитара

Она стояла напротив меня. Такая красивая. Я не мог оторвать глаз. Казалось лучше не может выглядеть ничего на свете. Я восхищался ею, смотрел так, будто бы вижу в последний раз. Сердце обливалось любовью и нежностью.
Она стояла.
Она…
Моя гитара.
— Как же ты чертовски хороша!
Она была идеалом.
Белая гладкая кожа. Она нежная. Рука! Да у моей гитары есть рука. Одна. Не знаю, почему все музыканты называют это грифом. Свои руки они руками называют, а не грифом, ведь правда, черт возьми. Длинная красивая рука. Я вообще люблю руки, люблю смотреть на руки… по ним можно много сказать. У нее была рука. Одна.
Маленькие пальчики. Они металические, немного приплюснуты на концах.
По всей руке тянулись провода. Странные провода, я давно таких не видел.
Видимо она подключена к электричеству, или к искусственному дыханию. Может она больна? Плевать. Она хороша! Ее тело. Идеальная фигура…Она стояла напротив меня. Такая красивая. Я не мог оторвать глаз. Казалось лучше не может выглядеть ничего на свете. Я восхищался ею, смотрел так, будто бы вижу в последний раз. Сердце обливалось любовью и нежностью.
Она стояла.
Она…
Моя гитара.
— Как же ты чертовски хороша!
Она была идеалом.
Белая гладкая кожа. Она нежная. Рука! Да у моей гитары есть рука. Одна. Не знаю, почему все музыканты называют это грифом. Свои руки они руками называют, а не грифом, ведь правда, черт возьми. Длинная красивая рука. Я вообще люблю руки, люблю смотреть на руки… по ним можно много сказать. У нее была рука. Одна.
Маленькие пальчики. Они металические, немного приплюснуты на концах.
По всей руке тянулись провода. Странные провода, я давно таких не видел.
Видимо она подключена к электричеству, или к искусственному дыханию. Может она больна? Плевать. Она хороша! Ее тело. Идеальная фигура.
— Только моя гитара может так секуально выглядеть!
Стройная, идеальные формы, красивая рука. Одна…
Я любовался ей, восхищался. Я любил ее. Она молчала.
— О, Господи, да это же идеальная девушка, черт возьми! — воскликнул я от неожиданно посетившей меня, миходно идущей, мысли.
Я только представил. Она не ругается, не кричит, не ревнует, не звонил каждые пол часа, не устраивает скандалов. У нее нету критических дней, и она не хочет заниматься любовью, когда ты уставший приходиш домой. ЕЙ можно рассказать все тайны, и быть уверенным что никто этого не узнает. Она идеальная.
В дверь постучали.
— Открыто!
В комнату вошел парень. Лет 22, стройный красивый, аккуратный… да какая, к черту, разница, все равно он никогда не будет красивее ее!
— Она идеальная!
— Ага …, — согласился парень, присаживаясь рядом со мной. — Морис, ты хороший музыкант. Твоя музыка доставляет удовольствие. Всегда хотел играть так же как и …
— А я всегда хотел играть на твоих похоронах!
— Можно я поиграю на ней? — парень указал пальцем на гитару.
— Слушай, дружище. Я не знаю кто ты, откуда ты, но хочу чтобы ты знал. Ты всегда можешь взять мой кошелек, мою машину, мои ключи от квартиры, мою женщину и, даже, мою задницу, черт возьми! Но к ней, к НЕЙ, не смей никогда прикасаться!
Он ушел.
Мы снова остались вдвоем. Она все так же стояла напротив. С идеальной фигарой и красивой рукой. Я восхищался ею!
— Я люблю тебя! — прошептал я…

Добавить комментарий